Меню навигации

 

DSC0327

Позывной: Янтарь, бригада 135

DSC03278

Здоровье – одна из высших ценностей нашей жизни, тема эта интересна для всех. В вечернее время, когда идет сериал «Склифосовский. Реанимация», старшее поколение надолго «прилипает» к телевизорам. А что происходит в медицине в реальности? Чтобы узнать об этом, я отправилась на станцию областной скорой помощи на «передний край» борьбы за жизнь и напросилась подежурить смену в «БИТ», бригаде реанимации.

А ну-ка, подними мой чемоданчик!

Подстанции «Липецкой областной скорой помощи и медицины катастроф» находятся в г. Ельце, на Новолипецке, на Соколе, в Юго-Западном районе. А мой «пункт приписки», где, помимо прочего, происходит координация всех процессов - станция Центральная на ул. Титова в Липецке.

Театр начинается с вешалки, а скорая – с диспетчера-фельдшера. От того, насколько диспетчер точно задаст вопросы и запишет ответы, зависит, насколько быстро будет обслужен этот вызов. Главные требования к диспетчеру скорой – как и к диспетчеру на авиарейсах: высочайшая концентрация, выдержка, и, дополнительный штрих - конечно же, милосердие и доброта. Родственники, которые звонят, не говоря уже о самом больном, пребывают в тяжелейшем стрессе, вплоть до того, что, случается, называют неправильный домашний адрес, номер дома и квартиры. Их надо успокоить, они – главные союзники больного и доктора.

В каждой смене на «скорой» дежурят 6-8 диспетчеров. Звонки поступают один за другим, с промежутком меньше минуты. Кроме приема вызовов, в обязанности диспетчеров входит оформление текущей документации и передача вызовов в поликлинику. Несколько раз хотела затеять разговор, но так и не дерзнула, накал работы у них – неимоверный, мало кто выдержит такое напряжение и темп.

Станция скорой помощи - самодостаточный организм и включает в себя многие службы. В ее структуре - оперативный отдел (диспетчерская); амбулатория, куда пациент может обратиться самостоятельно, свободный врач проведет осмотр. Имеется «Аптека» с запасом необходимых лекарств на длительное время; кабинет дистанционной передачи ЭКГ, кабинет подготовки укладок (здесь подготавливаются и проверяются сумки с медикаментами); автоклавная ЦСО стерилизация; комната предрейсового и послерейсового осмотра водителей. Прачечная и гладильня (отработав смену, бригады сдает рабочую форму). Свой автопарк, мойка; комнаты отдыха диспетчеров и водителей.

А вот и бригада «битовцев», к которой я прикомандирована. Врач-реаниматолог-анестезиолог Антон Михайлович Жогов, фельдшер Галина Николаевна Попова, водитель – Сергей Васильевич Колосков, санитар - учащийся медколледжа Мартин Вардересян. «Что ж, думаю про себя, ближайшие 12 часов – столько длится смена - я полностью ваша». Позывной станции на радиоволне – «Янтарь». Номер бригады – 135. Наконец, нас объявляют на выход. Время сборов – как у пожарных, 4 минуты.  

С интересом пробую прикинуть на вес медицинский чемоданчик с лекарствами, который несет к машине санитар Мартин –   5-7 килограмм, не меньше! В автомобиле находятся еще переносных 5 сумок с оборудованием.

«В самых экстремальных случаях все они будут востребованы, - рассказывает фельдшер Галина Николаевна. - Помимо «рабочей» укладки с лекарствами, мы заносим в квартиру больного кардиограф, реанимационную сумку, дефибриллятор, если человек задыхается – кислородный аппарат. Получается, что у нас троих – водитель остается в машине – шесть сумок. Как минимум по 10 кг поднимает на этаж каждый… А линейные бригады и вовсе без санитаров ездят».

«Бывает, что за дежурство по пять больных на носилках с 4-5 этажа спускаем, - добавляет Мартин. - Если есть родственники – помогают. Или прохожих с улицы зовем. А ночью приходится самим».

«Да, работу эту легкой не назовешь, - думаю я про себя. И бодро отзываюсь: «Ничего, теперь у вас есть я, помогу».

                                                                 ***

Приезжаем по адресу. Пациент – возрастной мужчина, дышит тяжело и прерывисто. Рассказывает, что 25 лет как на инсулине. Последние 4 дня сахар у него в крови поднялся до 20 единиц и не сбивается. Вдобавок общее недомогание, слабость.

Глюкометр выдает показание еще выше – 29, 8. Больному делают ЭКГ и ставят «систему» (капельница с физраствором). Бригада действует отлаженно, четко.

«Пока до больницы доедем, кровь хотя бы чуть-чуть разбавится, - комментирует происходящее доктор Жогов. Затем достает маленькую «прищепку». Это «пульсоксиметр» - поясняет мне. «Каких только «прибамбасов» нет у медиков в запасе!» - думаю про себя. Прицепив прищепку к пальцу больного, врач меряет уровень насыщение кислородом крови, частоту пульса. Пациента транспортируют до машины, едем в ЛГБ №4 на Тракторном. «Эта больница – единственная в Липецке, где есть отделение эндокринологии, - рассказывает доктор Жогов. - Правда, маленькое, всего на 30 коек». Всю дорогу он всерьез переживает, что мест может не оказаться, и больного туда не примут. Тревоги оказались напрасны. Нашего пациента здесь знают, лежит каждый год. Делается ряд медицинских манипуляций, включая новую ЭКГ, и наша бригада может ехать по новому вызову.

….Еще на выходе из станции скорой помощи меня предупредили, что машина, скорее всего, будет ездить по вызовам несколько часов без перерыва – пока не потребуется ее продезинфицировать или, простите, медики не захотят в туалет. Обеденное время, желание перекусить объективным фактором для возвращения на станцию не являются, се ля ви. Так оно и вышло. Зато когда заехали «на базу», ринулась сюда как домой.

                                                       Гид по скорой

Мой проводник на станции - Лариса Борисовна Донченко, старший врач смены. Её медицинский стаж – более 30 лет, и большую часть из них она проработала именно на скорой помощи.

«В среднем за смену поступает от 450 до 500 вызовов, - рассказывает она. - А если идет волна гриппа или дежурство выпадает на праздничные дни, когда не работают поликлиники, то более 700. От нас выезжают от 29 до 36 бригад, включая 1-2 бригады «медицины катастроф». Машин в смену до 36-37.

По Липецку, включая Желтые Пески, Сселки и Северный Рудник, дежурят 1-3 БИТ-бригады (реанимация), от 7 до 9 линейных (врачебных) бригад, 2 психиатрических бригады, остальные фельдшерские.

Отличие линейных бригад – на них дежурят врач, фельдшер и санитар. В фельдшерских бригадах по двое фельдшеров: опытный и молодой, чтобы соблюдалась преемственность. Если не хватает фельдшеров, то опытный фельдшер ездит с санитаром - много аппаратуры, чтобы было, кому нести.

Линейные бригады обслуживают за смену до 10-12 больных, фельдшерские –от 9 до 14 , «битовская» – 7-9.

Весь медперсонал сертифицирован, большинство имеют I и высшие категории».

По словам Ларисы Борисовны, выработаны четкие алгоритмы оказания медицинской помощи. Ведется аудиозапись каждого вызова. В «карте вызова», которую заполняют диспетчеры и врач, фиксируется по минутам: время приема сообщения, передача вызова бригаде, прибытие на место, начало транспортировки больного, прибытие в дежурную больницу, окончание вызова и возвращение бригады на станцию.

                         «Валента»: ЭКГ по телефону

Приятно констатировать, что медицина шагнула далеко вперед по качеству диагностики и оказания медицинской помощи. Липецкая скорая оснащена всем необходимым. В каждой укладке - тест на наличие острого инфаркта. По крови из пальца на специальной тест-полоске проявляются или нет две линии. Достоин восхищения современный дорогостоящий, стоимостью более 40 тысяч рублей за ампулу, препарат «метализе» который имеется в каждой бригаде и ни стоит пациенту ни копейки. Его действие - он разрушает тромб и восстанавливает кровообращение в сердечной мышце. Говоря по-простому, оперативно «купирует» инфаркт. Внимание! Самим его не применять, имеются серьезные противопоказания. В каждом конкретном случае решение принимает врач.

Еще необычайно полезное чудо техники станции скорой помощи - современная кардиологическая программа «Валента». Фактически, речь идет о телекардиографе или ЭКГ по телефону. Фельдшеры на выезде снимают у пациента ЭКГ и если возникли вопросы или сомнения, передают показания на стационарный пункт сокрой помощи по сотовому телефону в кабинет дистанционного ЭКГ. Программа эта действует во всех ЦРБ области. За смену обычно происходит от 3-х до 12-14 передач.  

Мне повезло, я увидела, как эта программа работает. Фельдшер из квартиры пациента передала по «Валенте» кардиограмму. Лариса Борисовна Донченко, принимающая ее на мониторе компьютера, диагностировала инфаркт и показала мне резкую петлю в графике, так называемую «кошачью спинку», которая означает острый процесс в миокарде. Бригада 135 во главе с реаниматологом Антоном Михайловичем Жоговым тут же поспешила на помощь.

Пожилой мужчина выглядел очень плохо,- синюшного цвета кожа, невнятная речь, прерывистое дыхание, он жаловался на сильные боли в груди. По словам его дочери, отцу навредили праздники. Пенсионер начал отмечать их в начале декабря и остановился лишь только тогда, когда пришлось вызывать врачей. «Последней каплей» в прямом смысле слова стали два пузырька корвалола, которые он употребил накануне.

По-своему, ему повезло. Хотя он живет в квартире один, но дочь каждый день навещала отца и успела вызвать скорую. К нашему приезду там также находились ее муж и сын….

Бригада БИТ повторно сняла кардиограмму, пациенту сделали обезболивающую инъекцию морфина и транспортировали его под капельницей в машину. Он был доставлен в сосудистый центр в ЛОКБ №1.     

                                         Этот диагноз – на всю жизнь

«Работать у нас тяжело, но очень интересно, - рассказывает Лариса Борисовна Донченко. - Приходят молодые выпускники медицинских колледжей и за очень короткий срок становятся профессионалами. Это не поликлиника и даже не больница, где можно воспользоваться помощью коллег. На вызове ты остаешься один на один с пациентом. И за 15-20 минут обязан выделить основное, что угрожает его жизни. Поставить диагноз, решить вопрос о маршрутизации - в какую больницу везти, что не всегда бывает просто. Особенно, если у больного несколько патологий. В этом случае приходится консультировать больного в двух-трех стационарах, где есть возможность провести специализированное обследование и получить консультацию «узкого» специалиста.

Главная наша проблема при очень хорошем оснащении – нехватка кадров. Молодежь, особенно врачи, заканчивает учебные заведения, н к нам не спешит. На «скорой» – и темп напряженный, и морально непросто.

Нашу работу, как и любую другую, надо любить. С годами, когда приходят новички, я уже вижу, удержится человек здесь надолго или уйдет. Врач-реаниматолог Антон Михайлович Жогов, с бригадой которого вы ездите, пришел к нам сразу после окончания медицинского колледжа. Три года проработал – поступил в мединститут, окончил его и опять к нам вернулся. Работает на нашей станции 7 лет».

Автомобиль – участник спасения

«Сейчас у нас великолепные машины, - рассказывает Лариса Борисовна. - А я помню время, когда во время снежных заносов за нами огромные грузовые машины присылали, мы по лестнице в кузов карабкались и так к пациентам ездили».  

«Машины-то хорошие. Но, к сожалению, как и в других городах, автомобилисты не уступают дорогу, - рассказывает водитель «скорой» Сергей Колосков. – Третий год подряд с ГИБДД проводятся совместные рейды. Машина с видеорегистратором следует за нами, когда мы едем на  реальные вызовы. За один такой рейд, как я знаю, составляется от 5 до 10 административных протоколов. Но вежливости автомобилистам хватает не надолго. В прошлом году был случай, когда агрессивный водитель вышел из внедорожника и разбил стекло. Его номера сообщили в ГИБДД, но оказалось, они не зарегистрированы, «левые». (Ред: Факты нападения на бригады медиков и машины «скорой» участились по всей стране. За прошедшие полтора года в Липецке их зарегистрировано 11. Дела переданы в суд, некоторых штрафуют. Но надлежащей юридической базы до сих пор нет. В Госдуме в этом году будет вынесена на обсуждение новая статья за нападение на медиков.)

Еще одно препятствие – пробки на дорогах и нечищенные от снега дворы, а ночью – теснота проезда из-за парковок около подъездов.

Неуважение к водителям скорой, а главное – к их тяжело больным пациентам, для которых дорога каждая минута, я видела воочию. Более того, во дворе, когда водитель ждал бригаду с их пациентом на носилках, его старались заставить перепарковаться, отъехать, чтобы не загораживал им проезд, хотя могли бы дать задний ход. Все куда-то спешат, пока самих беда не коснулась…

                                                 Дорога в Лондон

На долю линейных бригад и реаниматологов, как выяснилось, нередко выпадают вызовы к людям, обнаруженным лежащими без чувств прямо на улице. Многие горожане считают, что «подбором клиентов» с улицы могла бы справиться и полиция, как это некогда было во времена существования вытрезвителей. Но сейчас – иное. Предполагается, что у лежащего человека может быть травма головы, инсульт или инфаркт.

В итоге получается, что врачи теряют как минимум полтора часа, доставляя любителей Бахуса в наркодиспансер на Тракторный, в то время как могли спасти чьи-то жизни.

При мне произошел случай почти что анекдотичный. Парень «под допингом» дополз до районного отделения полиции с жалобой, что у него украли планшет. Заплетающимся языком пытался объяснить, что хочет оставить заявление. Да где уж там! Он еле стоял на ногах, и осел возле стены у самого входа. Сотрудники полиции просто не знали, что с ним делать. И вызвали «скорую».

«В Лондон повезете?»- спросил наш клиент. Я даже сразу не поняла, о чем это он, и опешила. Оказывается, ЛОНД – аббревиатура наркодиспансера на Тракторном, и постоянные посетители этого учреждения хорошо ее знают.

Парень миролюбиво растянулся на носилках. И, отвечая на расспросы санитара Мартина поведал, что принял феназепам и «заполировал» его водкой. Еще и сигаретку рассчитывал покурить в нашей машине для полноты ощущений.

Похожий вызов был из пивбара. Молодая женщина там упала, потеряв сознание. На часах было около 11 утра. «Вот как-то рановато начала», - вздохнул Жогов и не ошибся в своем диагнозе.

Клиентка заведения лежала на полу у самого входа. Дорогая шуба, на пальце - обручальное кольцо, постоянно трезвонил ее мобильник. Медики привели барышню в чувство, но язык ее не слушался, ее постоянно клонило в сон. В сумке, которую передали охранники бара, - пустая бутылка из-под водки и деньги.

«Ну вот я и дома», - провозгласила страдалица, когда ее привезли в наркодиспансер, и стала снимать с себя шубу… Деньги в «Лондоне» приняли под опись вместе с личными вещами.

Оба происшествия заняли почти три часа. Потому что еще пришлось заезжать на базу, чтобы вымыть и продизенфицировать после бедолаг носилки. По общей статистике, салон машины моют за смену 2-3 раза.                                                      

Берегите себя и своих близких!

На дежурстве были два вызова из разряда, когда медики по настоящему могут проявить свой профессионализм и спасают чужие жизни. В обоих случаях - отеки легких, у женщины 56 лет и у более возрастной, ей под 80-т. Бригаду БИТ так же вызвала линейная бригада. Клокочущее дыхание было слышно из-за двери. Больная обливалась потом. Не могла говорить.

«Отек легких», - констатировал доктор Антон Михайлович. Глядя как слаженно действуют реаниматологи, ими нельзя было не залюбоваться несмотря на эмоциональную тяжесть происходящего, ведь, в отличие от меня, они – действовали! Больной ввели внутривенно наркотик (морфин), чтобы уменьшить отдышку, потом - мочегонные , поставили капельницу с нитроглицерином, дали увлажняющий кислород. И уже потом транспортировали в кардиологическое отделение больницы. У возрастной женщины ситуация осложнилась тем, что она перенесла два инфаркта, и это был уже третий ее отек легких…

К сожалению, инсульты и инфаркты значительно помолодели. Еще на одном вызове молодой человек 32 лет пожаловался на сердечную боль и высокое давление. Выяснилось, что он перенес протезирование сердечных клапанов, инсульт, инвалид 2-й группы. На этот раз причиной боли послужила встреча с женой, у которой он хотел взять к себе дочь погостить. Бессердечное общение с «бывшей» чуть было не привело к новой проблеме с сердцем.

Парень пробовал привести себя в норму с помощью валидола, но он не подействовал. Кстати, по словам доктора, валидол скорее успокаивает нервы, чем помогает при болях. Пациенту «пшикнули» под язык нитроспрей, мы дождались, когда он подействует. К сожалению, от госпитализации больной наотрез отказался.

«Люди за собой не следят, - сетует Антон Михайлович, - себя не жалеют. Молодые платят ипотеку, старики стараются детям помочь, работают до последнего, лечиться не хотят… Оттого в большинстве случаев нам на скорой приходится иметь дело с «хрониками»…Ну и, конечно, важнейшее значение имеют эмоции, человеческий фактор. Если бы люди больше жалели и берегли своих близких, для нас было бы меньше работы».

                                                       ***

Ох, смена, наконец-то закончилась. И хотя я, в отличие от членов бригады, ничем себя не обременяла, только наблюдала за их работой, ощутила себя как выжатый лимон. Давно не переживала такого накала и темпа, ни эмоционально, ни физически. За 12 часов трудов бригада отдыхала-обедала только 15 минут (за это время я успела добежать до соседнего магазина, купить минералки). Сравнила свою работу в газете и дежурство на скорой – «э,- думаю, - милая, да ты просто бездельница и время проводишь в раю. А вот они-то и в самом деле работают». Состояние самоукорения интеллигента-«диванодава» сошло. Но осталось огромное восхищение людьми, которые спасают чужие жизни без излишних раздумий о себе.

                                                                     Татьяна Щеглова  

                                                                   Фото автора

Газета «Липецкие известия», №6 (1370), 8 февраля 2017г.